Последние комментарии

  • Nana Абраменко13 декабря, 11:01
    джигурда гражданин украины, вот только на своей родине  жить особо не  хочет. Никита Джигурда выиграл суд у бизнесменов из белорусского казино
  • Алексей Ермолов12 декабря, 11:37
    Неужели эта страшила кому-то интересна?Вера Брежнева показала откровенное фото из своего архива
  • Наталья Николаева11 декабря, 19:47
    И на что эти силиконовые бабищи живут?Неужели находятся желающие содержать их? Ксения Мерц требует с домработницы 15 миллионов рублей

Россия без гламура: 20 пронзительных фото

Фотограф Дмитрий Марков ведет в своем Инстаграме летопись нашей непростой действительности

С некоторых пор 35-летний российский фотограф Дмитрий Марков снимает исключительно на айфон. Ограничения, с этим связанные, ему нисколько не мешают. Наоборот, он видит в этом вызов: используя примитивную оптику смартфона, нужно еще тщательнее выстраивать композицию и быть внимательнее к свету.


Дмитрий родился в Пушкине. Его детство прошло среди заброшенных строек, где нюхать клей для школьников было обычным делом. «Мой отец был алкоголик. Для меня и моих друзей это было нормальным», — рассказал он в интервью авторитетному британскому журналу British Journal of Photography.

Стать наркоманом еще в школе ему помешала проснувшаяся вдруг страсть к журналистике. В 16 лет он написал свою первую статью – про ВИЧ-инфицированного брата своей девушки, севшего в тюрьму за распространение наркотиков. В 20 Дмитрий устроился на работу в московскую газету. Через некоторое время спустя ему стало особенно тоскливо. Потеря друга, который погиб при невыясненных обстоятельствах, стала последней каплей: Дмитрий вернулся к наркотикам.

Всплыть ему помог фотоаппарат. Спасая себя, он оказался в маленькой деревушке под Псковом, где устроился волонтером в Центр реабилитации детей-сирот с ограниченными возможностями. Дети с горькой судьбой, одним из которых он был сам, стали главной темой его творчества.


Марков не склонен переоценивать влияние искусства на людей и общество. Фотография для него — не способ изменить мир: «это моя терапия, медитация».

Но он из тех художников, кто не может оставаться безучастным наблюдателем. Несколько лет назад фотограф участвовал в создании благотворительной Детской Деревни — поселении для сирот, вышедших за пределы школьного возраста, где их учат жить самостоятельно. Нередко его герои становятся предметом его личных забот. Так, он помогал мужчине-инвалиду отстоять сына, которого органы опеки пытались определить в детдом.

Причина пронзительности фотографий Маркова не только в том, что маленький айфон почти незаметен и объекты съемки ведут себя предельно естественно. Важнее то, что фотограф сострадает каждому из своих героев — для него они не «творческая глина», из которой создается искусство. Он — соучастник биографии каждого из них. И что удивительно, при всем драматизме сюжетов работы фотографа заполнены светом.

Снимки Маркова стали известны на Западе. В прошлом году он удостоился гранта в размере $10 000 в рамках совместного проекта фотоагентства Getty Images и соцсети Instagram, который поддерживает фотографов, освещающих жизнь малоизвестных общин. Это позволило Маркову вырваться за пределы Псковской области, отправиться в экспедицию Сибирь.

«Многие считают, что я показываю только неприглядные стороны российской действительности, — говорит Марков. — Что ж… Если так, значит, я — часть этой действительности».

Источник ➝